Наш ответ правительству, которое лишило нас права жить!..

Наш ответ правительству, которое так нас любит.. доить!..

Правительство неоднократно заявляло: Жить вас (народ) никто не принуждает. Для наших правителей важна борьба с инфляцией. А до народа, как он будет выживать, им дела нет. Инфляция будет побеждена когда людей окончательно лишат денег. Но мы не будем радовать правительство преждевременным уходом из жизни.

Выхода, как известно, нет только из под крышки гроба. А добровольно в гроб мы не ляжем! Если правительство объявило нам войну, так нам ничего не остается, как отказать этому правительству в поддержке. Возможный ответ правительству - прекратить платить налоги, ибо, сколько им на плати, им все равно мало.

Поскольку финансовая политика правительства направлена на то, чтобы мы сдохли, ответим нашему правительству отказом от РУБЛЕЙ. Да, именно так: Мы должны найти способ вести расчеты без использования рублей. Все что нам для этого нужно - выпустить свои собственные деньги. Мы выпустим именные пластиковые карточки. Сегодня выпустить пластиковую карточку не представляет никакой трудности.

Мы сделаем так, чтобы у каждого, на карточке, были всегда были деньги. В русских сказках есть упоминание о так называемом "неразменном рубле - хочешь ешь, хочешь пей, а он все одно - всегда остается при тебе".

Реализовать "Неразменный рубль" в наше время проще простого - выпустить пластиковую карточку "Неразменный РУБЛЬ", с лимитом на списание в размере необходимой суммы для проживания в течение 24 часов.

Таким образом, с голоду никто не умрет, и каждый человек будет обладать необходимой и достаточной степенью свободы. А эту свободу каждый может конвертировать в то, что ему хочется: кто-то посвятит себя науке, кто-то воспитанию детей, а кто-то - бизнесу...

Мы как никогда, близки к реализации идеи коммунизма: "От каждого по способностям, каждому по потребности". Нам остается только - развивать свои способности, чтобы удовлетворить наши потребности...


С наилучшими пожеланиями, искренне ваш - Романов Евгений В.

03 февраля 2017, 21:34, г.Барнаул, алтайский край



Хомячковый рай. Уйти и потеряться:

Деньги как фактор сдерживания стран и угнетения народов

Деньги как фактор сдерживания страны и угнетения народа

Созданная в нашей стране финансовая система не служит интересам развития нашей страны и общества. Существующая финансовая система - это глобальный валютный обменник хозяину которого принадлежит, также, печатный станок. Понятно, что в такой ситуации выигрыше может быть только хозяин печатного станка.

История возникновения существующей финансовой системы, такова: Люди хотели торговать и им, чтобы отойти от натурального обмена, требовались деньги. Смысл денег был в том, чтобы упростить взаимные расчеты типа "товар-на-товар" и заменить ее на модель "товар-деньги-товар", в которой деньги выполняют роль промежуточного звена, обеспечивая простоту расчетов и расширение торговли.

Если раньше для приобретение какого-либо товара требовалось последовательно осуществить несколько следок по схеме "товар-на-товар", то с появлением денег любой покупатель может купить то, что ему нужно, без всяких схем и ожидания. Дело только за тем, чтобы у вас были деньги. А сегодня без денег невозможно не только приобрести товар, но и произвести его!..

Деньги превратили в товар. Деньги сделали дефицитом. Деньги стали фактором сдерживающим торговлю и развитие. Кому это выгодно? Это выгодно тем, кому сейчас принадлежат деньги, кто дает эти деньги нам в аренду - банкирам. Это они придумали эту систему, которую можно назвать "Делать деньги из воздуха".

За пользование деньгами нас обложили немыслимой данью, которую мы платим приобретая товары, в стоимости которых 25-35% - это наценка в уплату банку за кредит, плюс еще столько же, за потребительский кредит.

Предприниматели и простые граждане вынуждены брать кредиты не только на развитие производства, но даже на жизнь... Все идет к тому, что скоро, а кое-где уже и сейчас, зарплату будут выдавать в форме займа.

... продолжение следует ...


С наилучшими пожеланиями, искренне ваш - Романов Евгений В.

10 ноября 2015, 12:35, г.Барнаул, алтайский край



Хомячковый рай. Уйти и потеряться:

Почему банкиры занимают деньги в кооперативе?

Почему банкиры занимают деньги в кооперативе?

Сколько в России кооперативов? Не странно ли, что ООН может собрать такие данные по всему миру, а наши статистические службы не имеют их даже в пределах России? И дело-то нехитрое - кооперативы всех форм как юридические лица регистрируются в соответствующих государственных органах, только сведи их воедино и опубликуй. Но не собирают и не публикуют. Почему?"


Может, и кооперативов в России уже нет? Есть. Только промышленных официально зарегистрировано 15 тысяч. Дело, мне кажется, в другом - кооперативы воспринимаются многими как пройденный этап. Была госсобственность на все и вся, появились кооперативы и, вы помните, начали ее разрушать, затем маятник пошел дальше - к акционерной, частной собственности.


Чтобы начать собственное дело, нужен какой-никакой собственный капитал. Малому предприятию трудно взять кредит в банке - для этого необходим залог недвижимости. Да и банкам возиться с мелкими клиентами не с руки. Но , к счастью, есть не только в банках. Эксперты Общенациональной ассоциации организаций финансовой взаимопомощи России считают, что сейчас у населения хранится в пересчете на иностранную валюту около 3 миллиардов долларов.


Через расширение и развитие кредитной кооперации какую-то часть этих средств вполне вовлечь в оборот. Как это происходит? Находятся инициативные люди, учреждают кредитный кооператив и предлагают желающим внести в него, скажем, по тысяче рублей, а малым предприятиям и организациям - по 5 тысяч. Деньги небольшие, но уже появляется общая касса, из которой на какое-то время перехватить взаймы под небольшой процент.


Его величину определяют сами кооператоры, и, как правило, он в два-три раза меньше, чем в банках. Сначала деньги выдаются небольшие, суммы возрастают по мере накопления средств. В кооперативную кассу принимаются также средства от тех, кто не является пайщиком, одни - в целях сбережения, другие - с намерением позднее позаимствовать какую-то сумму для своего бизнеса или крупных покупок.


Заем выдается под поручительство двух членов кооператива. кооператоры хорошо знают друг друга и все решают сами пайщики, возврат средств близок к 100 процентам. Это прозвучит парадоксально, но мне известен случай, когда в кооперативе состоят работники местного отделения Сбербанка. У них тоже есть семьи, время от времени приходится покупать мебель или бытовую технику. Вот они и рассудили: почему бы не брать выгодный кредит у кооператоров.


Особенно широко эта форма кооперации развита в Белгородской, Волгоградской, Ростовской, Саратовской, Ярославской областях, где региональные власти понимают: страна велика, работа нужна каждому человеку - тут ничего малого, второстепенного быть не может. Наемный работник на частном предприятии в стартовом капитале не нуждается. Какова же логика тех, кто при прочих равных условиях выбирает кооператив? Я думаю, людей привлекает и тот демократический дух, которым пронизана вся кооперативная .


Обратите внимание: не только в общественном мнении, но и в законе малое предпринимательство представляется так: с одной стороны - один или группа собственников, объединенных как акционеры в открытые или закрытые общества, с - наемные работники. Собственники могут лично руководить таким коллективом, а могут, доверившись менеджерам, жить хоть на Кипре, главное, что они владеют капиталом. В акционерной компании уволить нанятого человека, и никто его не защитит. В кооперативе действуют иные механизмы.


Здесь и работник, и собственник кооператива - в одном лице. Они могут получать разную зарплату в зависимости от вклада в общее дело, квалификации, но все решения принимаются совместно по принципу: член кооператива - один голос. И все же демократизм вряд ли бы выжил, если бы не доказал свою экономическую состоятельность. Конечно. Приведу такой пример.


Фермер Андрей Давыдов из Калужской области освоил американскую технологию круглогодичного содержания скота на открытом воздухе, которая позволяет получать знаменитое "мраморное" . Скот нуждается в особом, гуманном методе забоя, но и ценится рынком вдвое дороже.


Трое фермеров, работающих по той же технологии, объединились с Давыдовым в кооператив, куда вошел и мясокомбинат. Теперь отношения заготовителей и переработчиков отлажены как часы - это во-первых. Второе не менее важно - кооператоры не дают затолкать себя оптовикам, выступают на рынке единым фронтом. калужский фермер Герман Фрей выращивает в своем хозяйстве до 4 тысяч тонн клубней картофеля. Он вошел в кооператив, организовав с пайщиками мойку и упаковку продукции.


А началось все с пустяка. Кто-то из фермеров нашел и выразил готовность предоставить "для общего блага" свободное помещение, другие скинулись на оборудование. Затраты давно окупились, приносят прибыль. Теперь картофелеводы мечтают о вакуумной упаковке..


Это очень важное достоинство кооператива - сближать, а не разъединять людей, буквально на ровном месте копейку превращать в пятак. В США, , каждые шесть из десяти фермеров сдают свою продукцию через кооперативы, поэтому и налог там берут с кооперативов. А у нас? У нас и тут возникли проблемы.


Осенью законодатели рассмотрят законопроект по развитию жилищно-накопительной кооперации, что государство в числе важнейших направлений реформирования жилищно-коммунального сектора включило кооперацию. Однако несколько раньше в Налоговый кодекс были внесены поправки, которые дают право субъектам Федерации устанавливать налог на имущество кооперативов в размере до 2 процентов, хотя до этого с подобных предприятий налог не брали вовсе. Можно не сомневаться, что этим правом на местах воспользуются "на полную катушку".



С наилучшими пожеланиями, искренне ваш - Романов Евгений В.

21 марта 2015, 13:28, г.Барнаул, алтайский край



Хомячковый рай. Уйти и потеряться:

Будет ли в России производство и низкие налоги?

«Да» — банкирам, «нет» — заводам

Будет ли в России производство и низкие налоги?

Государство средствами налоговой политики налагает абсолютный запрет на производство в нашей стране любых полезных вещей и товаров. Что разрешает делать российская система налогообложения? Например, торговать иностранным ширпотребом — для такой деятельности установлен льготный налоговый режим. Заниматься банковским делом и валютно-финансовыми спекуляциями — вся эта деятельность заботливо освобождена от обложения НДС. Добывать и распродавать запасы из отечественных природных кладовых — опять спецрежимы, плюс прямое премирование в виде «возмещения» из сумм НДС, уплаченных другими секторами и отраслями экономики. Извлекать доходы из любого рода криминальной и полукриминальной деятельности — таким доходам в РФ гарантируется иммунитет от налогов, чего нет ни в одной развитой стране мира!

А вот полным набором налогов (налог на прибыль, НДС и налог на имущество) у нас — в единственной стране в мире — облагается только производственный сектор! Для предприятий, производящих материальные товары и продукты, реальное налоговое бремя превышает 50 %.

Пора начать трудиться

Итак, мы не на дне, мы — ниже дна, и чтобы конкурировать с другими странами на мировом рынке разделения труда в сфере полезной производственной деятельности, нам надо вначале устранить эти перекосы, выйти «на нейтральный уровень», и только потом уже можно будет ставить задачи перехода к налоговому стимулированию экономического развития нашей страны.

Задачи обогащения банкиров, сырьевиков и челноков-спекулянтов мы выполнили, теперь пора заняться и производством. И это не просто благое пожелание, это — императив, без обеспечения которого российское государство рискует самим своим существованием.

Действительно, со стороны внешнего мира всё более укрепляется мнение, что российскому народу-бездельнику (а кроме природного сырья, мы внешнему миру практически ничего не предлагаем) не по заслугам владеть шестой – седьмой частью суши и львиной долей природных богатств планеты. Поэтому либо мы начнём производительно трудиться, либо «нас сомнут», сотрут, попросту вытравят — как неполезных, но слишком шумных сверчков в деревенском доме.

Работа ради бухгалтерии?

Что надо исправить в налогах? Для начала — простой, взятый из жизни пример. Находящийся в Канаде и принадлежащий объединению «Ростсельмаш» тракторный завод, который по итогам 2012 года имел прибыль в размере $16,4 млн, в российских условиях имел бы чистый убыток в сумме $21,7 млн. И главные статьи, определяющие невозможность работы аналогичного предприятия в России, это налоги. Завод в Канаде в 2012 году заплатил в виде налогов $47,9 млн. В России такой завод должен заплатить $74 млн, на $26,1 млн больше.

На тракторном заводе в Канаде со всей этой работой вполне справляются всего 14 бухгалтеров, а для такого же завода в России потребовалось бы таких работников в четыре раза больше.

Показательно сопоставление налогового бремени между РФ и США. Для бизнеса: в США НДС вообще нет (у нас — 18 %), в США нет налога на имущество (у нас — 2,2 %), приобретаемое оборудование стоимостью до $2 млн в год в США списывается на себестоимость, социальные взносы у них — 13,3 % (у нас — 30 %), и в США применяется прогрессия ставок при налогообложении прибыли (для малых доходов — всего 15 %). Для населения: в США действует прогрессивный подоходный налог (ставки до 39,6 %) и высокий необлагаемый минимум, в результате чего более половины населения страны вообще этого налога не платит. У нас налог по ставке в 13 % удерживается даже с доходов ниже прожиточного минимума. А в США таким людям, наоборот, доплачивают из казны до уровня установленного там прожиточного уровня.

При этом, с системной точки зрения, главное отличие между налоговой политикой, проводимой развитыми странами мира, и налоговой политикой у нас состоит в том, что «у них» под эту политику обязательно подводятся экономические основания, а «у нас» в расчёт берётся исключительно фискальный интерес государственной бюрократии!

Как мы обманули ВТО

И ещё одно обстоятельство следует отметить особо. Сейчас у России возникают проблемы в связи с защитой отечественного производства в условиях вступления в ВТО и в сфере отстаивания национальных интересов в системе международных налоговых отношений. Но это — рукотворный плод действий самих российских властей!

В ВТО мы вступили обманом как «развитая страна», фактически подделав вступительные документы — очевидно, что ни по каким параметрам мы на статус «развитой страны» не тянули и не тянем. Поэтому нам и предъявили самые жёсткие требования и лишили всего комплекса льгот и скидок, полагающихся всем «развивающимся странам». А Китай, который, в отличие от нас, почти весь свой экспорт числит в разряде готовой продукции с высокой долей добавленной стоимости, «прошёл» в ВТО именно как «развивающаяся страна». И потому вправе абсолютно наплевательски относиться ко всем претензиям и жалобам других стран — его конкурентов на мировом рынке — в отношении его «агрессивного рыночного поведения».

Итого: сложившаяся в РФ налоговая система отходит от общепризнанных принципов налогообложения. В ней вообще не присутствует опыт стран, успешно применяющих налоги для стимулирования экономического развития; многие из применяемых инструментов налогового регулирования явно противоречат национальным интересам России!

Профессор Российского экономического университета им. Плеханова Владимир Кашин


С наилучшими пожеланиями, искренне ваш - Романов Евгений В.

27 мая 2014, 00:28, г.Барнаул, алтайский край



Хомячковый рай. Уйти и потеряться:

Почему богатая Россия - нищая?

Почему богатая Россия - нищая?

Финансовая помощь регионам — одна из главных расходных статей бюджета страны. Однако она осуществляется так, что положение регионов как минимум не улучшается, а в последние годы они неотвратимо погружаются в пучину бюджетного кризиса. В 2014 году бюджеты почти всех субъектов Федерации дефицитны даже после получения федеральных трансфертов, причем в их числе богатейший Ханты-Мансийский автономный округ и даже сама Москва.

Это не может быть результатом ни частных ошибок отдельных неумных губернаторов, ни общего ухудшения конъюнктуры, ибо федеральный бюджет захлебывается от денег, которые не знает куда девать: неиспользуемые средства на его счетах превысили 7,8 трлн руб. Вероятно, это проявление принципиального порока всей системы межбюджетных отношений в России.

Безусловно, в стране с колоссальными внутренними различиями (разрыв только в уровне цен на Чукотке и в Астраханской области превышает 28 раз!) перераспределение средств между регионами — необходимость, не оспариваемая даже отъявленными сепаратистами. Но масштабы изъятия средств слишком велики.

Норма Бюджетного кодекса, согласно которой регион должен расходовать на свои нужды не менее половины доходов, получаемых на его территории (без учета внешнеэкономической деятельности), похоже, забыта. Политика федерального центра производит впечатление максимального изъятия у регионов всех средств, которые только можно выжать, с последующей раздачей по минимуму, едва ли не в пресловутом «ручном режиме» (в том числе для обеспечения дополнительной политической зависимости губернаторов от центра).

Разумеется, внешне все выглядит замечательно: регионы получают трансферты, рассчитанные по сложной научной формуле, за выведение которой один из прошлых вице-премьеров, говорят, даже стал доктором наук. Боюсь, это самая дорогостоящая научная степень в истории. Поскольку формальная наукообразность прикрыла удручающее содержательное убожество.

В основу всей системы финансовой помощи регионам положен принцип средней температуры по больнице, считающийся несведущими в бюджетной политике милой шуткой. Но это не шутка. Собирая деньги со всей страны, Минфин раздает их регионам в первую очередь не для решения практических задач, но для приближения их «бюджетной обеспеченности» (то есть среднедушевых бюджетных расходов) к среднему по России уровню. Содержательный смысл этого уровня правительство, кажется, не интересует. Достаточен ли он для нормальной жизни или избыточен (хотя последнее заведомо не так) — не важно: надо лишь приблизить к нему бедные регионы, насколько это возможно.

Правительство не берет на себя никаких конкретных обязательств. Оно не гарантирует людям даже права на жизнь (в его экономическом выражении в виде доходов не ниже прожиточного минимума) и вообще не собирается обеспечивать им это главное право. О минимальных социальных стандартах хотя бы по советскому образцу (обеспечения школами, больницами, дорогами и прочими благами цивилизации) тем более речи нет.

Подчеркну: государство не просто не обеспечивает своих граждан даже необходимым для человеческой жизни минимумом — оно в принципе не желает признавать это своей целью.

Экономический потенциал регионов оценивается на основе показателя «валового регионального продукта» (ВРП), при введении которого Росстат честно предупреждал: он пригоден лишь для качественных, а не количественных сопоставлений. На его основе можно определить, кто более, а кто менее развит, но для распределения денег он категорически не предназначен.

Более того, поскольку сбор и обработка статистической информации требуют времени, ВРП рассчитывается с большим опозданием. Как ни спеши, распределять средства будущего года можно лишь на основе прошлогодних данных. А на деле — с учетом несовершенств управляющей системы — так и позапрошлогодних.

В результате деньги делятся между регионами на основе безбожно устаревшей информации и частью заведомо недостаточны, а частью заведомо избыточны.

Представьте себе: выслушав вашу жалобу на воспаление легких, врач разъясняет, что три года назад вы страдали расстройством желудка и поэтому он будет лечить исключительно его. С начала 2000-х Россия живет примерно по таким правилам.

Естественно, что простое выживание требует их постоянной корректировки. Поэтому помимо «трансфертов на выравнивание бюджетной обеспеченности» регионы получают деньги по значительному числу других каналов, подправляющих отдельные огрехи и пороки базовой формулы, но разрозненных и не связанных друг с другом. В результате отсутствует не просто единая политика финансирования регионов, но даже единая картина их бюджетного положения. А огромные денежные потоки дробятся на множество малозначимых ручейков, заведомо недостаточных для того, чтобы решать серьезные задачи для населения.

И лишь когда региональные бюджеты загоняются в кризис и в кредитную кабалу (порой возникает ощущение, что Минфин просто принуждает регионы брать кредиты, на радость банкам-заемщикам), появляется относительно объективный критерий их состояния в виде масштаба и качества долга.

Понятно, что в этой ситуации речи о развитии уже не идет.

Финансовая политика в отношении регионов сводится к лихорадочному латанию социальных дыр. Но поскольку задача выравнивания их хозяйственного потенциала, снижения разрыва между ними и восстановления тем самым экономического единства России толком даже не ставится, дыр становится все больше. Различие регионов не только не сходит на нет, но, напротив, усугубляется. Это лишает смысла существование единых для всех усредненных принципов выделения средств и бюджетного контроля — и некоторые регионы производят впечатление живущих вне какого бы то ни было федерального правового поля.

«Закручивание гаек» и усиление бюджетной дисциплины резко ограничивают возможности хозяйственной инициативы губернаторов, но при этом, как наглядно доказывают многочисленные скандалы, отнюдь не мешают разнообразным злоупотреблениям. Абсурдность правил рождает дикий произвол, лишь маскирующийся под их трепетное соблюдение, — а он, в свою очередь, блокирует саму возможность нормального развития богатейшей страны мира.

Ситуация усугубляется нацеленностью Минфина (да и правительства Медведева в целом) на замораживание как можно большего объема средств налогоплательщиков в федеральном бюджете. Жертвами этой «политики Плюшкина» становятся в первую очередь работники бюджетных организаций регионов: врачи, учителя, воспитатели, библиотекари. В стране, федеральный бюджет и корпорации которой буквально захлебываются от денег, они искусственно удерживаются в нищете.

Зарплата медсестры, например, может составлять и 9, и 6 тысяч рублей за месяц полноценного труда; приходят сообщения даже о зарплатах в 3,8 тыс. руб. Ставка школьного учителя за пределами крупных и средних городов, как правило, балансирует на уровне прожиточного минимума, а то и проваливается ниже его.

Важнейшие для воспроизводства и развития народа специалисты ставятся в положение изгоев, отверженных, заведомо ущербных людей, обрекаются на чудовищные условия существования.

Даже позитивные инициативы руководства страны сначала высмеиваются осуществляющими эту политику либералами, а затем извращаются и саботируются, превращаясь в свою противоположность — как это было, насколько можно судить, с майскими указами президента Путина.

Задача повышения зарплат бюджетникам была передана регионам без необходимого финансирования. В результате часть регионов залезла в кредитную кабалу, взяв требуемые средства взаймы (часто без внятного понимания, чем они будут отдавать долг), а часть повысила среднюю зарплату путем сокращения учителей и врачей. Из-за роста нагрузки упало качество работы оставшихся, но главное — еще один виток закрытия сельских школ и больниц, что сделало новые районы России непригодными для нормального проживания.

Правительству пора осознать: продолжение бюджетного удушения регионов несовместимо не просто с развитием, но и с самим существованием нашей страны. Господа, вы душите ее своими руками!

Михаил Делягин - Link


С наилучшими пожеланиями, искренне ваш - Романов Евгений В.

18 марта 2014, 11:57, г.Барнаул, алтайский край



Хомячковый рай. Уйти и потеряться:

Тот, кто хочет выжить, должен заниматься сельским хозяйством

Тот, кто хочет выжить, должен заниматься сельским хозяйством

Учитывая новую реальность в Греции и Франции, что сейчас можно назвать новой нормой во всей Европе? Увидим ли мы, наконец-то, распад альянса?- И пока все они не решат свои проблемы, мы будем видеть вновь и вновь повторение проблемы. У вас будем очень много о чем говорить в ближайшие два года.

- Так выйдет ли Греция из зоны евро в этом или следующем году?

- Не знаю, и я недостаточно прозорлив, чтобы знать о том, выйдет ли Греция из зоны евро. Но пока похоже, что в конце концов она выйдет из зоны евро. Это плохо для Греции, это плохо для Европы и для всего мира. Однако греческие политики, как и любые другие политики, хотят найти легкий путь или такой, который они считают легким. Да, я подозреваю, что в последующие год-два Греция выйдет из зоны евро.

- Что можно сказать по поводу Франции? Ожидаете ли вы каких-то сдвигов в макроэкономической политике этой страны?

- Конечно. И главный сдвиг в макроэкономике будет заключаться в том, что теперь Франция уже нового президента должна получать деньги, а не Франция Саркози. Обычно это и происходит при смене политика. Но будет меньше упора на затягивание гаек и совершение правильных поступков.

Вы, вероятно, увидите больше упора на попытки повысить налоги, попытки больше расходовать. Но у них не будет больших денег. Однако, в конце концов, проблема, Татьяна, состоит в том, что у них кончатся деньги, как например, у Греции, у которой кончились деньги. Пока люди дают Вам деньги, Вы можете их тратить. Но деньги у них в конце концов кончились.

Во Франции скоро кончатся деньги.- А что Германия? Г-жа Меркель чувствовала себя гораздо увереннее, когда у нее крайне лояльный был Николя Саркози. Который так же, как и она, поддерживал меры жесткой экономии. Что теперь будет с официальным Берлином?

- За последние годы в мире пало несколько правительств, поскольку мир переживает серьезный экономический кризис. Перед всеми нами стоят серьезные финансовые проблемы.

Вы увидите, как некоторые страны окажутся неплатежеспособными, поскольку накопились огромные, зачастую слишком большие долги. Но кто-то же должен обратить внимание на реальность, Татьяна, пока не стало хуже. СИТУАЦИЯ БУДЕТ ТОЛЬКО УХУДШАТЬСЯ"

- Сейчас есть целая пропасть между экспертами и политиками, которые поддерживают меры экономии, и теми, кто выступают за дальнейшее стимулирование экономического роста. Увидим ли мы новую экономическую политику в Европе? Будет ли проведена новая программа по стимулированию или что-то в этом роде?

Татьяна, я тоже хочу получить бесплатный обед. Я тоже не хочу работать. Я тоже не хочу платить, я хочу, чтобы кто-то просто давал мне деньги. Полагаю, это было бы чудесно! Но, к сожалению, в конце концов, у вас кончаются деньги других людей. Так что все это будет очень неприятно через два-три года - будьте внимательны и осторожны! Обязательно буду. Что думаете по поводу Америки, Джим? Что касается США, то в Соединенных Штатах в этом ноябре пройдут выборы.

Г-н Обама тратит столько, сколько может, печатает денег столько, сколько только возможно. Он хочет, чтобы его переизбрали. Такие люди всегда так поступают. Вероятно, он и будет переизбран. Я не сказал, что я этого хочу. Я только сказал, что в Америке очень трудно сместить президента. Республиканцы сделали это лишь однажды за последние 120 лет или около того.

Так что он, вероятно, будет переизбран. Однако, Татьяна, будьте настороже в отношении 2013 года. Обама с очень большой тревогой ждет 2014 года.

Поскольку, после того как он потратит все свои деньги в этом году, чтобы быть переизбранным - вне зависимости от того, будет он переизбран или нет, - денег почти не останется, налоги пойдут вверх, и Америка превратится в один большой беспорядок. Вероятно, это означает, что и весь остальной мир окажется в таком же положении.

То есть можно говорить о том, что мы в начале нового витка неприятностей? Неприятности так никогда и не заканчивались. Гляньте в окно - и вы увидите массу долгов, массу долгов во всем мире, особенно в западном мире. И ситуация будет только ухудшаться. В ПРЕДСТОЯЩИЕ 20-30 ЛЕТ ФЕРМЕРЫ ОКАЖУТСЯ ВЕСЬМА УСПЕШНЫМИ И ЧРЕЗВЫЧАЙНО БОГАТЫМИ"

- Давайте вернемся чуть-чуть назад, к нашему прошлому интервью.

Вы были полны оптимизма по поводу сельскохозяйственных товаров. Что-то изменилось с того времени? Я чрезвычайно полон оптимизма по поводу сельского хозяйства во всем мире. Вам надо стать журналистом по сельскому хозяйству. Нет, сначала вам необходимо стать фермером, научиться водить трактор - вот чем вам следует заняться, поскольку в предстоящие 20-30 лет фермеры окажутся весьма успешными и чрезвычайно богатыми. А биржевые брокеры, Татьяна, пойдут работать таксистами.


Умные биржевые брокеры станут учиться водить трактор, с тем чтобы работать у умных фермеров. Вопрос денег меняется. В какой товар следует лучше всего инвестировать в данный момент? Самые хорошие деньги - в сельском хозяйстве. Может быть, еще один хороший способ - это посмотреть какую-нибудь телевизионную программу, чтобы узнать, где это можно сделать. Вероятно, в ней будут люди, которые это знают лучше. Я же недостаточно умен для этого.

Я занимаюсь сельскохозяйственными продуктами и смотрю, какие из них подешевели больше всего, а какие уже подорожали больше всего, потом снова - на самые дешевые. С этого я бы и начинал. Да, обратите внимание на те, которые сейчас все еще недорогие, - может быть, это то, с чего надо начинать. Что делать с золотом, Джим?

Да, конечно, у меня есть золото, и я не буду его продавать. Цена на золото растет непрерывно вот уже в течение 11 лет, и это очень необычно. Цена корректируется, и она по-прежнему будет корректироваться, - то есть если цена действительно пойдет вниз, Татьяна, я надеюсь, что у меня хватит ума, чтобы купить еще золота. Переходя к разговору о Китае.. Не утихают спекуляции на тему жесткой посадки Поднебесной, мягкой посадки..

Что мы увидим в этом году в стране? За последние 3 года Китай пытается сдержать себя, так что никто не должен удивляться, что экономический рост там замедлился. Как я считаю, они сделали все, что могли, и вполне правильно. В некоторых частях Китая произойдет торможение - как вы это называете, например, в сфере недвижимости, и некоторые компании, которые занимались недвижимостью, просто обанкротятся.

Но в других частях Китая дела по-прежнему будут идти чрезвычайно хорошо. Это очистка воды, сельское хозяйство, путешествия, туризм - многие отрасли китайской экономики являются просто восхитительными! И если вы не хотите стать фермером, то подумайте о турбизнесе в Азии.

ГЛАВНЫЙ УРОК ЖИЗНИ - ПРОЯВЛЯЙТЕ СКЕПТИЦИЗМ, ДУМАЙТЕ О СЕБЕ, НЕ ВЕРЬТЕ НИЧЕМУ, ЧТО СЛЫШИТЕ".

- Давайте поговорим о России - есть ли у вас хотя бы какой-то инвестиционный интерес в нашей стране? Нет, сейчас у меня нет инвестиций в России. Большую часть своей жизни я был скептичен относительно России. Не напрямую я участвую, поскольку у меня есть сырье, но у меня нет российских акций, и вообще у меня немного акций, и дело не в России, что у меня мало акций.

У меня есть сырье, а Россия производит много сырья. Но у меня нет каких-либо особых российских инвестиций. Однако я просто практически не покупаю акции. Передо мной лежит ваша книга - "Подарок моим детям". Инвестиционные советы вашим детям. Можем ли мы коротко так охарактеризовать эту книгу? Да, действительно, предполагается, что это - уроки жизни и уроки инвестирования для моих детей.

Я поздно стал отцом. Поэтому я стал кое-что записывать для своих детей, так как я хочу, чтобы они это знали. Существует много чего в жизни, что можно применить и в инвестировании, и наоборот. Это началось с уроков для моих девочек, чтобы они это знали, а затем я распространил эти уроки и на инвестирование. Какой главный урок вы вынесли для себя?

Наверное, это немного непростой вопрос.. Нет-нет. Я могу на него ответить. Главный урок жизни - проявляйте скептицизм, думайте о себе, не верьте ничему, что слышите, даже по своему же собственному российскому телевидению, будьте чрезвычайно осторожной и внимательной. Интересуйтесь всем. Обо всем размышляйте сами, хотя это и чрезвычайно трудно.

Очень немногие могут думать сами и подвергать сомнению все, что происходит. Поэтому я стараюсь учить девочек думать самим собой, быть скептичными, задавать всевозможные вопросы, и я всегда им говорил, чтобы очень опасались мальчиков. Джим, желаю самого хорошего вам, вашим детям.

Если они выберут профессию инвестора, очень надеюсь, что через 20 лет они окажутся вот здесь на вашем месте. Еще раз огромное спасибо, разговаривать с вами - непередаваемое удовольствие.

Беседовала Татьяна Наумова "Вести-экономика" Справка Джеймс Роджерс - американский финансист, инвестор, глава инвестиционной компании Rogers Holdings.

Родился в Балтиморе, штат Мэриленд, США, в 1942 г. Бизнесом начал заниматься, когда ему не исполнилось ещё и 5 лет, продавая арахис и собирая пустые бутылки. Окончил Йельский и Оксфордский университеты. В 1973 году основал Quantum Fund вместе с Джорджем Соросом. В 1998 году основал Rogers International Commodity Index (международный товарно-сырьевой индекс Роджерса).

Постоянный участник ведущих экономических и финансовых ТВ-программ США.


С наилучшими пожеланиями, искренне ваш - Романов Евгений В.

28 октября 2013, 22:17, г.Барнаул, алтайский край



Хомячковый рай. Уйти и потеряться:

Что такое рынок и в чем он виноват?

Что такое рынок и в чем он виноват?

Виноват не рынок, а государство!

Рыночная экономика некоторыми депутатами Госдумы признана недееспособной. Имеет ли смысл вернуться в советское время, когда все жили по единому плану?

Евгений Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики, экс-министр экономики РФ:

– Слова о том, что рыночная экономика нас не спасает, что она не даёт никаких выходов из сложившихся непростых ситуаций, я бы назвал чушью.

По той простой причине, что наша страна сейчас живёт не хуже, чем 20 лет назад. И это возможно благодаря именно рыночной экономике.

Приведу несколько цифр. Рыночная экономика даёт примерно 70–75 % всего продовольствия, которым питаются российские граждане и примерно 20–30 % всех остальных товаров, которые мы получаем благодаря внешней торговле. То есть отечественных товаров наша страна производит больше, чем завозится из других стран. Это важный фактор.

Конечно, хотелось бы первые цифры ещё больше увеличить. И этого можно достичь. Только требуются серьёзные изменения. Причём их целью не должно быть повторение пути и ошибок плановой экономики.

Почему я противник плановой экономики? Планирование подрывает деловую активность. Причём подрывает довольно значительно. Мы это уже проходили. И с возвратом в прошлое у России нет шансов на подъём.

На мой взгляд, есть только один верный путь: создать соответствующие политические основы для того, чтобы нормально развивалась рыночная экономика. Что это значит? Нужно предоставить широкие возможности для развития бизнеса. Только тогда у страны будет шанс (причём неплохой) сделать значительный рывок вперёд.

Из ныне существующих проблем я бы отдельно отметил наличие массы различных ограничений со стороны государства, которые мешают бизнесу нормально работать, развиваться и стимулировать движение экономики в целом. Скажу больше. Государство создаёт такие препятствия, что бизнес-сообщество сомневается — сможет ли оно их преодолеть.

И если сейчас вдруг в чью-то голову придёт идея возврата к аналогу Госплана, который был в Советском Союзе, то сложится такая ситуация, что впору реанимировать и КГБ. Конечно, это не буквальное предложение.

Но суть в том, что нельзя заново воспроизводить сталинскую индустриализацию, возвращаться во времена, когда все всего боялись и мирились со своим страхом. Это пройденный этап, и повтор ни к чему хорошему не приведёт.

Только в головах очень ограниченных людей могут возникать мысли, что существующий высокий уровень огосударствления экономики может помочь продвинуться стране вперёд. Категорически не согласен.

Я считаю, что вся надежда на развитие России может реализоваться, только если будут созданы условия для повышения деловой активности.

Нужно меньше лезть государственными руками в эти тонкие материи рыночной экономики!


С наилучшими пожеланиями, искренне ваш - Романов Евгений В.

19 октября 2013, 08:48, г.Барнаул, алтайский край



Хомячковый рай. Уйти и потеряться:

Комментариев: 1

Прощай, богатая Россия

Прощай, богатая Россия

Эпоха дорогого сырья, начавшаяся повышением мировых цен на нефть в мае 1999 года, заканчивается на наших глазах. Несмотря на беспрецедентную накачку спекулятивных (как финансовых, так и сырьевых) рынков дешевыми деньгами, сырье в целом перестало дорожать, а во многих сферах начало уверенно дешеветь.

Наиболее сильное впечатление произвел «звоночек» на рынке угля, цена которого снизилась с максимального уровня, достигнутого во II квартале 2011 года, более чем вдвое. Причины прозрачны: помимо общего перепроизводства, это резкое сокращение импорта Индией и «сланцевая революция» в США (из-за чего подешевевший американский уголь «пошел по миру» и экспортируется сейчас даже в Европу).

Нефть и газ пока держатся, но в целом им осталось лишь около трех лет — пока не достроят уже заложенные в Южной Корее газовозы для экспорта американского сжиженного газа. То, что после этого «национальное достояние» России превратится в курицу (пусть даже очень большую) с отрезанной головой, — забота тех, кому на самом деле это «достояние» служит, однако снижение цены газового экспорта в Европу примерно на треть представляется неизбежным.

С нефтью же и того проще. Понятно, что удешевление угля и газа «потянут» ее за собой, а снижение ее мировой цены даже до 60 долл. за баррель по своим последствиям для нынешней модели российской экономики будет сопоставимо с выстрелом из гранатомета в висок.

Но дело далеко не ограничивается энергоносителями.

С весны 2011 года мировые цены стального полуфабриката и плоского проката снизились примерно на четверть, сортового проката — на одну шестую. Никель за то же время подешевел более чем вдвое, олово и алюминий — примерно на треть (причем запасы последнего в мире существенно превышают годовое потребление, и перспектив их сокращения не видно), медь — примерно на 30%, свинец и цинк — более чем на четверть.

Пугающе — также более чем на четверть относительно максимального уровня — дешевеет даже золото, являющееся, разумеется, в первую очередь не «сырьем для электротехнической промышленности», а средством накопления сокровищ и сакральным металлом всей рыночной экономики.

Скандал со «ссорой хозяйствующих субъектов» вокруг «Уралкалия» привлек внимание к относительно небольшому, но весьма показательному калийному рынку. Только уже осуществляемые в этой сфере инвестиционные проекты обеспечивают увеличение производства калия примерно на треть в течение ближайших трех лет — без каких-либо признаков увеличения спроса. При этом значительная часть реализуемых проектов уже прошла «точку невозврата»: останавливать их на полпути будет значительно дороже, чем продолжать даже себе в убыток. Понятно, что это обрекало калийный рынок на обвальное падение цен, которое только лишь приблизили арест Баумгертнера и весьма убедительная поддержка Интерполом преследования Белоруссией руководства «Уралкалия».

Все перечисленное представляется отнюдь не случайностью, не разовым колебанием, а новым этапом развития мира, как минимум — новым хозяйственным циклом этого развития. Непосредственная причина удешевления сырья — торможение Китая — лежит на поверхности, но ведь и оно вызвано не столько внутренними трудностями Поднебесной, сколько ограничением прироста внешнего спроса из-за сползания мировой экономики к глобальной депрессии.

Понятно, что неизбежный (по крайней мере, насколько об этом можно судить сегодня) срыв в глобальную депрессию еще больше усилит перепроизводство основных видов сырья и, соответственно, усилит тенденцию к снижению цен на него.

Прощай, богатая Россия

Идущее уже два года удешевление сырья дает и глобальному, и национальному бизнесу четкий сигнал, подлежащий быстрому и беспрекословному исполнению: в соответствующие отрасли уже перестают вкладывать деньги. (Яркими примерами служат мораторий Катара на освоение новых газовых месторождений на шельфе и фактический отказ России от освоения Штокмановского месторождения.) Во всем мире центр тяжести инвестиций уверенно переносится с освоения месторождений сырья и приобретения перерабатывающих мощностей на новые технологии. Исключения вроде рынка сланцевых газа и нефти США лишь подтверждают правило — и наиболее передовую часть мира, несмотря на всю косность глобальных монополий, вероятно, ждет новый технологический рывок, новый этап преобразования технологиями повседневной жизни.

Сделанные в эти технологии инвестиции надо будет окупать, и, несмотря на свою растущую производительность, высокотехнологичная продукция начнет дорожать относительно сырья. Тенденция ее относительного удешевления, проявившиеся в последние десятилетия, развернется вспять, и интеллектуальная рента возьмет не обладающую ею часть человечества за горло.

Да, через какое-то время злостное и повсеместное злоупотребление монопольным положением под видом реализации права интеллектуальной собственности приведет к распространению дешевых, общедоступных и при этом сверхпроизводительных технологий, блокируемых сегодня глобальными монополиями и национальными бюрократиями.

Да, через одно-два десятилетия, когда мир ощутит последствия перетока инвестиций в технологии в ущерб разработке сырья, дефицит последнего переломит ситуацию: цены пойдут вверх, вслед за ними потянутся и инвестиции, — и после реализации соответствующих проектов цикл повторится вновь.

Но до всего этого еще надо дожить.

А в ближайшие годы нас, скорее всего, ждет эпоха удешевления сырья, в которой Россия столкнется с резким сокращением доходов от практически всего своего экспорта, включая продукцию первого передела и стремительно устаревающее оружие (при наглядной утрате способности производить значительную его часть). А ведь наша страна сгибается уже сегодня — «всего лишь» под грузом собственных проблем в виде тотального произвола коррупционеров и монополистов: экономический рост тормозится и скоро перейдет в спад, колоссальное увеличение инвестиций прошлого года сменилось их нарастающим сокращением.

Отечественные эксперты, которые в этих условиях продолжают призывать к разработке стратегии по инвестированию нефтедолларов в разработку и реализацию современных технологий, попросту опоздали: пока эта стратегия будет разработана (а опыт медведевской «модернизации» показывает, что этого может и вовсе не произойти), нефтедоллары кончатся.

И новое поколение гайдаров, чубайсов и кириенок, пригревшееся на экспортных потоках, без тени колебания и угрызений совести вывернет наши карманы и торжественно объявит: «Деньги кончились!».

Строго говоря, этот процесс уже начался, причем задолго до исчерпания резервов. Чего стоят истошные вопли об отсутствии денег в бюджете, неиспользуемые остатки которого (свыше 7,2 трлн руб.) превышают полугодовые расходы (то есть более полугода можно не собирать налогов и таможенных взносов, и никто, кроме казначейства, этого не заметит). Урезание социальных расходов и программ развития (но ни в коем случае не производящих впечатление откровенно воровских «имиджевых проектов»!) в этих условиях призвано, похоже, лишь прикрыть вполне возможную финальную операцию по «уводу» из страны заметной части ее собственных резервов.

Беда не в том, что надвигающийся катаклизм практически неизбежно приведет к концу правящей и владеющей Россией тусовки, грабящей советское наследство и перерабатывающей сам народ нашей страны в личные богатства. Этих людей давно уже никому не жалко — даже, судя по их поведению, им самим.

Беда в том, что предстоящий катаклизм будет довольно длительным и может привести к концу самой России, ибо наша неготовность к такому развитию событий очевидна.

Наши технологии, созданные в лучшем случае в 80-х годах, будут так же безнадежны и беспомощны в близком высокотехнологичном будущем, как нынешние РВСН — в ситуации масштабного применения высокоточного оружия в сочетании с четырехуровневой американской ПРО.

материал: Михаил Делягин


С наилучшими пожеланиями, искренне ваш - Романов Евгений В.

25 сентября 2013, 19:09, г.Барнаул, алтайский край



Хомячковый рай. Уйти и потеряться:

Комментариев: 2

Теперь в ВТО. Все по плану?

Теперь в ВТО. Все по плану?

Вступление в ВТО обещало увеличение инвестиционной привлекательности, быстрый рост ВВП, снижение уровня инфляции. Однако сейчас мы наблюдаем ровно противоположенные результаты. Что-то пошло не так? Ситуацию разбирает в своей статье Владимир Боглаев.

После сокрушительного провала декларативной программы «Четырех И», а также дискредитации дееспособности существующих отечественных механизмов, направленных на модернизацию и инновационное развитие, волей­-неволей в голову приходят мысли о кризисе и коллапсе, об отсутствии хоть кому­-то понятной промышленной политики в России и вообще о способности нынешней экономической элиты направить страну на путь развития и приступить­ таки к осуществлению новой индустриализации с 25 млн новых рабочих мест.

Если же отбросить эмоции и спокойно проанализировать ситуацию, то начинаешь видеть другую логику в действиях нашей элиты (точнее, части элиты). Логику, которая предусматривает именно такие действия, такую риторику, такую промышленную и экономическую политику, которую мы и наблюдаем. Мысли о неэффективном управлении возникают из-­за несоответствия представленных нам целей и достигаемых результатов. При этом я не склонен считать тех, кто нами управляет, беспро­светными дилетантами, которые, проваливая один план за другим, продолжают, оставаясь на своих местах, испытывать терпение электората. Проще предположить, что существует некая другая целевая программа, при осуществлении которой мы находимся в графике, а очевидные для большинства меры по смене тренда деградации страны декларируются не для их осуществления, а с целью успокоить общественность, отвлечь внимание от текущего негатива и выиграть время.

Вхождение страны в ВТО является превосходным подтверждением данного предположения. Вспомним заявленные ожидаемые плюсы от вступления, наиболее привлекательными из которых были:

повышение инвестиционной привлекательности и активный приток капитала; более быстрый рост ВВП (порядка 5 % в год); занятие достойного места в международном разделении труда, сопровождающегося ростом доли высокотехнологичных производств при их активной модернизации; снижение инфляции.

А что имеем через год после вступления? Бегство капитала из страны превышает все прогнозные показатели, экономика явно в стагнации, производства с высокой добавленной стоимостью продолжают закрываться под шумок развала последнего оплота национальной науки, лежащей в основе появления опережающих время технологий, а также инфляция, предсказуемо высокая из-­за продолжающегося неестественно быстрого роста тарифов на услуги естественных монополий, заоблачных процентных ставок и ожидания ослабления рубля как единственного способа поддержать остатки промышленности (не допустив всплеска массовой безработицы) в жестких объятиях ВТО.

Если по итогам первого квартала сальдированный финансовый результат в РФ по сравнению с прошлым годом сократился на 30%, то на территории области, где работает наше предприятие, картина еще более удручающая: убыток превысил прибыль. ­Наблюдается значительное уменьшение платежей по налогу на прибыль от крупнейших предприятий («Северсталь», «ФосАгро», «Газпром», Сбербанк, РЖД).

А ведь международные эксперты, оценивая последствия вступления России в ВТО, честно предупреждали, что рост ВВП будет достигаться прежде всего за счет ритейла (в основном торгующего импортным товаром) и отраслей, обеспечивающих встречную поставку сырья при проблемах для всех остальной промышленности с высокой степенью передела. И по итогам полугодия министр экономического развития Алексей Улюкаев честно признал, что инвестиционная активность в РФ показала отрицательный рост, а ВВП увеличился всего на 1,7%. Учитывая, что, по его же замечанию, повышения уровня доходов россиян удалось достичь в основном за счет роста доходов бюджетников при нулевом росте промпроизводства, то очевидно, что прогноз крупнейших международных финансовых институтов на сценарий роста ВВП только за счет увеличения темпов обмена «нашего золота» на «импортные бусы» полностью подтвердился, и, по их понятиям, Россия в графике.

Но является ли подобный тренд следствием вступления страны в ВТО?

Логичнее предположить, что ситуация является следствием не отсутствия, а как раз наличия некой экономической политики, где вступление в ВТО является одним из ключевых мероприятий. Сегодня на любом уровне управления в стране неприятные результаты связывают, как правило, с экономическими проблемами в глобальном, мировом масштабе. Вступление же в ВТО как явно глобалистскую организацию просто шире открыло дверь наблюдаемым нами сегодня кризисным проявлениям в России и значительно снизило наше суверенное право на действия по преодолению очевидных негативных тенденций.

Так можно ли считать, что что-­то пошло или идет не так? Вряд ли. Ведь мы имеем ситуацию ровно такую, какую предсказывало большинство национальных и зарубежных экспертов и организаций. Не случайно в вопросе вступления России в ВТО на предложенных условиях партии власти в Думе яростно противодействовала не только фракция КПРФ, но и гораздо более лояльные либерал-­демократы и справедливороссы (протокол о ратификации был поддержан в Госдуме лишь 238 голосами при 208 голосах «против» и одном воздержавшемся). Поэтому очевидно, что решение о вступлении было абсолютно политическим, и все «срезы» российской элиты прекрасно осознавали, за что они голосуют. Хотя официального перевода текста российских обязательств нет и сегодня! Это лишний раз доказывает вторичность экономической целесообразности для тех, кто принимал решение.

Не раз анализировав несоответствие слов и дел в нашей стране и будучи участником очень большого количества дискуссий как на официальных круглых столах, так и в Сети, рискну классифицировать нашу элиту и разделить ее на две неравные части.

Первая идеально подходит под определение «компрадорской». Ее представители уверены, что смогут на приемлемых условиях конвертировать свою национальную «элитность» в глобалистскую. Одним из условий этого является содействие ускорению процессам глобализации в России, пускай и за счет сдачи национальных интересов. Вторая – это элита, которая в принципе может оставаться таковой только при экономически сильной и промышленно развитой России, способной еще долго отстаивать свои национальные интересы в рамках объективно неизбежной глобализации мировой экономики.

В этом случае все становится очевидным: то, что кажется катастрофой для одних, является достижением для других; то, что кажется отсутствием разумной экономической и промышленной политики для одних, является целевыми ориентирами для других. Мне кажется, что если верх возьмет национально ориентированный бизнес, то появятся и достижения в технологиях, и экономический расцвет, и в глобальном разделении труда нам удастся занять более достойное место, чем просто подносить «чего изволите» (или углеводороды) и надеяться на щедрые чаевые.

Последние события в мире – такие как цветные революции, убийства национальных лидеров без суда или по судилищу, серьезные проблемы за рубежом у российских бизнесменов, которые уже считали себя частью мировой элиты, – создали особые условия в стране, когда соотношение в численности элит может поменяться. Кстати, «список Магнитского» в этом случае – просто подарок национально ориентированному бизнесу, который имеет все шансы начать контрнаступление.

Действия президента по ограничению «зарубежных» свобод представителям власти и явные изменения в ВПК являются для меня показателем того, что первое лицо страны может принять решение(или уже принял) о своем месте в пользу национально ориентированной элиты. Но численный перевес пока явно за компрадор-­глобалистами, и возможности влиять на принятие стратегических решений у них достаточно много. За один день или даже месяц политический расклад не поменяется, а значит, не стоит ждать и быстрых изменений в тренде развития страны. Этот тренд будет меняться (или не меняться) с той же скоростью и так же сильно, с какой скоростью и в чью пользу будет меняться соотношение между национально ориентированной и компрадорской элитами. При этом я бы не стал противопоставлять их как сторонников или противников глобализации. Скорее, они отличаются подходами к достижению своих целей в будущем глобальном мире.

Как мне кажется, подобная оценка положения в промышленности и экономике страны хорошо описывает прошедшие и происходящие события, а значит, позволяет каждому из нас более осмысленно принимать решение о своих действиях в будущем.


С наилучшими пожеланиями, искренне ваш - Романов Евгений В.

22 сентября 2013, 11:10, г.Барнаул, алтайский край



Хомячковый рай. Уйти и потеряться:

Мы снова на краю

Мы снова на краю

В рамках летней дискуссионной школы для экономистов Gaidpark-2013, организованной фондом Егора Гайдара, профессор Высшей школы экономики и руководитель отдела социокультурных исследований «Левада-центра» Алексей Левинсон прочитал лекцию «Социология и реформы». Slon публикует самые яркие фрагменты выступления.

В нашей стране, безусловно, были крупные социологи (например, Юрий Александрович Левада) и, несомненно, проходили значительные реформы. Другое дело, что, по моему мнению, в России так и не сложилась социология как полноценная научная дисциплина и работающий общественный институт, а получившаяся общественная и экономическая система страшно далека от того, быть может, утопического идеала, который виделся первым реформаторам во главе с Егором Гайдаром. В ходе этой лекции я постараюсь объяснить, почему так получилось.

Начнем с социологии. Принято считать, что ее суть – в опросах общественного мнения и измерении рейтинга. Спешу заметить, что если это и относится к социологии, то составляет одну и очень небольшую часть общей социологической науки и практики. В нашей стране всяческие замеры и подсчеты поставлены на очень неплохую основу и, простите за выражение, институционализированы: имеется пять-шесть крупных центров, включая тот, в котором я работаю, но их все равно не хватает для такой огромной территории. Остальные секторы социологии представлены крайне убого, особенно в плане подготовки новых специалистов. Есть Институт социологии Академии наук, некогда пострадавший от политических чисток и так, по-моему, от них и не оправившийся. Есть факультеты, на которых социологию преподают совсем плохо, есть – где сносно, но отличных учебных заведений для социологов я не знаю вовсе.

Уж не буду говорить, насколько сложно и противоречиво отношение к реформам. Мы неоднократно замеряли настроения такого рода: широкая общественность недовольна либо тем, как проходят преобразования, либо самим фактом их отсутствия.

Давайте посмотрим, как население России в разные годы относилось к реформам Гайдара. В 1997 году, 15 лет назад, 57% респондентов было настроено к ним однозначно негативно. В минувшем году 18% опрошенных посчитали, что в них не было никакой необходимости, 29% сочли их действие разрушительным для экономики страны, 20% отметили одновременно болезненность и необходимость этих реформ, а к их безусловным сторонникам себя отнесли лишь 4%.

Итого: с одной стороны, за эти годы число противников реформ снизилось на 10%, но с другой – поддерживать их все еще считается маргинальным.

Причины, по которым верховная власть идет на реформы, очень разные. Гайдар в своих книгах описывал, что общая экономическая ситуация в России была крайне тревожной, а товарных запасов в стране оставалось на 90 дней. Реформаторы, действовавшие в экстренном режиме, считали, что введением права частной собственности, предпринимательства и рынка спасают страну, и полагают, что спасли.

Но если отвлечься от конкретных обстоятельств, с которыми столкнулся Гайдар и его команда, можно заметить, что реформы рыночного характера предпринимались в России не один раз. Да, они никогда не приводили к полноценному результату, но, во всяком случае, совершались. Потом, в согласии с волнообразным характером нашей истории, происходили контрреформы, в какой-то степени откатывавшие страну назад. Такую цикличность еще в середине ХХ века выявил социолог Ален Безансон, занимающийся историей царской и советской России. Важнейшую роль в этих процессах играет руководящая обществом система – государство, бюрократия, называйте ее как угодно.

Что в российских реалиях отличает эту управляющую всем машинерию? Она твердо уверена, что она и есть страна, и, как говорил Маркс, «выдает свой интерес за всеобщий». Поэтому, располагая очень большими ресурсами, она, эта верхушка, расходует их на то, что считает нужным. Сталин отправлял заключенных осваивать восточные территории, заставив их выстилать БАМ своими костями. Петр создал флот и город на болоте и воевал на южных и северных морях, уморив множество подданных. Про Ивана Грозного и вспоминать не хочется. Все они совершенно искренне считали, что так надо. Нынешнее руководство всерьез полагает, что нас будут уважать, если мы проведем Олимпиаду. Они верят, что от этого будет лучше всем, кто здесь живет. Понятно, в какой-то момент общество неминуемо истощается, система подходит к краю, и происходит что-то похожее на революцию, причем не обязательно кровавую. А вслед за ней, после жестокого периода военного коммунизма, обычно наступает новая экономическая политика. На моей памяти такое случалось с Россией два с половиной раза.

Так что же произошло со страной при Ельцине: он развалил страну или, напротив, заложил основы для относительного богатства, которое мы сейчас наблюдаем в обществе? Не стоит отрицать: за путинское десятилетие благосостояние населения выросло очень значительно. Давайте снова обратимся к опросам. Еще Левада придумал простейшую, но очень показательную модель для выяснения уровня жизни в стране. На вопрос «Как вы живете?» предлагается шесть вариантов ответа:

Нам не хватает денег даже на питание;

Нам хватает на питание, но не хватает на одежду;

Мы можем покупать еду и одежду, но более дорогие вещи (телевизор или холодильник) вызывают затруднения;

Можем приобрести все вышеуказанное, но не можем купить автомобиль;

Можем позволить себе автомобиль, но не можем сказать, что вообще не стеснены средствами; Можем себе ни в чем не отказывать.

В 2001 году первый ответ давали 22% населения, второй – 44 % (относительное большинство), третий – 27%, а пятый-шестой – 7%. Что изменилось за последующие двенадцать лет? В 2013 году доля очень бедных (выбиравших первый вариант ответа) сократилась в семь раз и составила 3% – это колоссальная победа. Второй вариант ответа выбрали уже 14% граждан, то есть доля просто бедных уменьшилась в три раза. 54% выбрали третий вариант: в два раза увеличилось число среднеобеспеченных граждан, составивших большинство населения страны. Это очень скромно живущее общество, но посмотрите, какая впечатляющая динамика.

Кому за это сказать спасибо? Как бы власти того ни хотелось, общество не спешит ее благодарить: довольства жизнью у людей, лишившихся бесплатной медицины и бесплатного образования, нет. Претензии к государству не собственно экономические, а скорее психологические. Благосостояние больше не воспринимается как серьезное улучшение: люди меняют свои критерии успешности и зажиточности, и это абсолютно нормально.

Так на чьей же совести свалившийся на нас достаток? Ответ предсказуемый: нефтяные деньги. Но надо понимать: они нами не заработаны.

Не спорю: нефтяное дело – адский труд, и те 7% трудоспособного мужского населения, которые им занимаются, действительно кормят страну. Они хорошо работают, но, право, не настолько, что нефть вместо 24 долларов вдруг стала стоить 100 и больше.

Это случилось благодаря мировой конъюнктуре, ситуации на Ближнем Востоке, растущему Китаю. Но благодарить надо не шейхов, не израильтян, дерущихся с палестинцами, и не наших начальников. Своим благосостоянием мы обязаны людям, начавшим реформы по созданию рынка в России. Именно механизмы свободной торговли, честной конкуренции и предпринимательства и связи между людьми, которые регулируются сами собой, без государственного вмешательства, и позволили переварить часть нефтяных денег, пришедших к нам волею небес.

Я хочу обратить ваше внимание еще на один момент. Пока наше общество обречено жить, болтаясь по закону Безансона. Это очень плохо: мы теряем страшно много времени, выбираясь из очередной ямы, и за смену управленческих парадигм платим не то что судьбами – жизнями. Но для общества в целом имеет смысл движение в обе стороны. Какую функцию осуществляют казаки и разгневанные пожилые учительницы в эпоху реакции? Они контролируют импортированный материал, служат горнилом, через которое, например, прошли заимствованные слова, усвоенные еще в советское время и ставшие теперь общим достоянием. Повторюсь: общество состоит из двух частей, и одна без другой существовать не может. Есть небольшая группа прогрессистов, занимающихся интеллектуальным обеспечением реформ, и есть значительные силы реакционеры, которые им яростно противятся. Этим, например, и объясняется половинчатость всяких нововведений в России: чтобы решиться на отмену крепостного права, царская бюрократия тридцать лет думала, как приспособить реформу под себя. Гайдар в свое время мечтал, что в рыночные отношения так или иначе втянутся все и роль архаистов нивелируется, но этого не случилось. Я бы очень хотел, чтобы, даже несмотря на такое несчастливое устройство, моя Родина жила иначе и дискуссия между двумя лагерями шла непрерывно, а не болезненными скачками.

События последних двух лет прямо свидетельствуют о том, что мы сейчас в преддверии очередного взмаха маятника. Да, пока меня не покидает ощущение, что его стержень держат силой, потому что бенефициары режима боятся лишиться своих привилегий. Борьба неизбежна, и гражданин должен заботиться о том, чтобы она протекала в бескровной форме. Цивилизация не придумала для этого ничего лучше, чем парламент. Я желаю, чтобы выборы в него были честными и мирными, прекрасно понимая, что сторонники реформ поначалу будут там в меньшинстве: авторитет того же Гайдара в современной России ничтожен, люди его ненавидят. Но исторические закономерности требуют, чтобы институциональная структура общества соответствовала его потребностям: у нас обязательно появится и серьезная социология, и честный рынок, и подлинная демократия.

Игорь Кириенков


С наилучшими пожеланиями, искренне ваш - Романов Евгений В.

02 августа 2013, 16:27, г.Барнаул, алтайский край



Хомячковый рай. Уйти и потеряться:



Прыг: 01 02
декабрь 2017
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Общественная организация
"100 Друзей"

------ Завести П/Я ------

на "Яндексе"
на "Майл-ру"

--------- SKYPE ---------

Skype Me™!

  • География читателей: Locations of visitors to this page Прямо сейчас на блоге: